Татьяна МТ

Сквозь время. L’Heure Bleue Eau de Parfum Guerlain

Рассказать об этом аромате я собиралась уже давно, не раз упоминала его в своих историях, но все как-то не могла понять, как же рассказать о нем, чтоб вы поняли, насколько этот аромат необычен, насколько он для меня важен и вообще, какой он. Сначала хотела написать про него под рубрикой «Как винтаж», но на самом то деле он не «как винтаж», он самый настоящий винтаж, впервые сделанный в 1912 году самим Жаком Герленом для своей жены, Лили, и почти не изменившийся больше чем за век своего существования. Я, к сожалению, не знаю его прежних версий, но так много о нем читала отзывов, что у меня сложилось подобное мнение — он изменился, но не существенно, не настолько, чтоб стать иным.

Те из вас, кто не любит ароматы старой школы, наверное, назовут его звучание ретровым, бабушкиным, каким-то еще, и это вполне понятно, ведь по своему направлению он немного напоминает запах легендарной «Красной Москвы» (замечу, так он звучит именно для людей. подобное не любящих). Для тех же, кто ценит ароматы с историей, сделанные добротно, из большого количества компонентов, как делали тогда, кому не важно быть модным и звучать исключительно в духе времени, однозначно его оценит, тем более, это уровень нынешней ниши по качеству и красоте раскрытия. В его составе чего только нет- и цветы, и пряности, и смолы, и цитрусы: верхние ноты: Анис, Кориандр, Нероли, Бергамот и Лимон; средние ноты: Гвоздика цветок, Орхидея, Жасмин, Гвоздика пряность, Нероли, Гелиотроп, Иланг-иланг, Болгарская роза, Фиалка и Тубероза; базовые ноты: Ирис, Сандал, Мускус, Бензоин, Ваниль, Ветивер и Бобы тонка. Но я не слышу в нем отдельных компонентов, сколько их не слушаю, явно могу выделить только лишь гвоздику, все прочее поет свою слаженную очень слышную и четкую, но при этом негромкую песню. Если сравнивать громкость и тональность звучания аромата с той же Красной Москвой, то Москва- это что-то в стиле «Нас утро встречает прохладой»- звонкое, позитивное, бодрящее даже, а L’Heure Bleue – это нечто полушепотом, вполголоса, в стиле джаз, какой-то немного задумчивый блюз.

И такое звучание совершенно подходит к названию наших духов, ведь L’Heure Bleue- это «синий час», «сумерки», то самое чудесное время, которое существует на границе дня и вечера, это еще не вечер и уже не день, и Жак Герлен, как говорят, был вдохновлен на создание композиции именно этим красивым и отличным от всего другого, таким коротким, но таким наполненным временем суток. Я сама очень люблю сумерки, и когда мне случается оказаться в это время на улице или у окна, меня охватывает какой-то трепет и восторг от ощущения вневременья, кажется, день закончился, но ты еще столько всего успеешь, столько сделаешь, столько почувствуешь. И хочется зафиксировать себя в этом моменте. А еще ты понимаешь величие всего, что тебя окружает и радуешься, что оно было и будет, останется таким же… Ведь в сумерки все словно замирает, воспринимается в замедленном режиме, возникает ощущение полутонов во всем — в цветах, в звуках, в запахах. Даже шум города в этот час кажется словно отдаленным. Я много раз замечала, что именно в сумерках в моей памяти возникают такие острые и яркие воспоминания из прошлого, как никогда в другое время. Словно это синее небо, в котором начинают появляться звездочки и луна – некий портал, соединяющий нас и с прошлым, и с будущим….

Какие только эпитеты не давали сумеркам- сиреневые, синие, тревожные….а сколько написано в литературе, в музыке на тему сумерек. Даже слово специальное есть в русском языке, которое характеризует времяпрепровождение в этот час- сумерничать. «Голодный и прозябший, возвращаюсь я к сумеркам в усадьбу, и на душе становится так тепло и отрадно, когда замелькают огоньки Выселок и потянет из усадьбы запахом дыма, жилья. Помню, у нас в доме любили в эту пору «сумерничать», не зажигать огня и вести в полутемноте беседы. Войдя в дом, я нахожу зимние рамы уже вставленными, и это еще более настраивает меня на мирный зимний лад. В лакейской работник топит печку, и я, как в детстве, сажусь на корточки около вороха соломы, резко пахнущей уже зимней свежестью, и гляжу то в пылающую печку, то на окна, за которыми, синея, грустно умирают сумерки. Потом иду в людскую. Там светло и людно: девки рубят капусту, мелькают сечки, я слушаю их дробный, дружный стук и дружные, печально-веселые деревенские песни…» (И. Бунин «Антоновские яблоки»).

И что самое интересное, и время этого аромата начинается в сумерках — он совершенно не подходит для сонного утра, для активного дня, а вот вечер – его время, причем первые ноты в идеале должны прийтись именно на сумерки. Возможно, конечно, есть женщины, которые сами всем своим существом созданы для этих духов, круглосуточно. Я знаю немало его любительниц среди знаменитых и очень ярких женщин, таких как, Катрин Денев, Роми Шнайдер…. Видимо, есть в них что-то такое, что совпадает с настроением этих духов, немного тревожным, неоднозначным, пограничным.

Но мне пришло в голову несколько иное сравнение, сравнение с героиней, которая родилась и жила вместе с этими духами – Адалин из фильма «Век Адалин». Идея этого фильма, может быть, и не нова. Он повествует о женщине, родившейся в начале прошлого века, которая после одного события обретает бессмертие, оставаясь вечно в том самом «золотом» женском возрасте, неизменной, в то время, как все вокруг менялось — ее близкие старели и умирали, ее любимые покидали ее, мир менялся, а она оставалась все той же внешне…. хотя, конечно, все время менялась внутренне. Сюжет незамысловат, в фильме главный акцент сделан не на закрученности сюжета, не на происходящих событиях, а на чувствах главной героини, ее ощущениях. Ее дом, наполненный свидетельствами долгой жизни в разные времена, соединяющий старое и новое, ее вещи, современные и не очень, люди, сопровождающие ее на разных участках жизненного пути… И главное, она сама- вроде бы молодая и красивая, но такая мудрая, многое повидавшая, и постоянно ищущая того самого мужчину, ту самую любовь. Она вполне могла бы быть той, которая всю свою долгую жизнь пользуется одними и теми же духами, и это, скорее всего, были бы именно L’Heure Bleue, ведь они существовали всю ее жизнь, и они так подходят по настроению к нашей героине, со своей вневременностью, акварельностью, размытостью, легкой тревожностью пограничного «синего часа» в ожидании чего-то…… Они прошли сквозь время, как и Адалин, оставшись все такими же, но все-таки внутренне изменившимися.

Да и сам фильм словно бы полушепотом, он размытый, полутоновый, спокойный, без ненужной динамики и резких переходов, фильм- размышление, фильм –полусон. Есть музыка, под которую хорошо размышлять, а есть фильмы, этому способствующие. Причем ты можешь следить за развитием сюжета и думать о своем одновременно, все переплетается и происходит очень естественно. А если при этом еще и нанести на себя духи L’Heure Bleue, то погружение произойдет просто идеально. Ведь ты будто чувствуешь внутреннее состояние героини в разные моменты сюжета – тебя то обдаст горячей волной специй, когда она встревожена или возбуждена, то окутает теплотой восточных нот в самые нежные моменты, то припудрит все это в моменты одиночества героини, когда она наедине с собой, то наполнит твою ауру цветами в моменты когда она чувствует себя комфортно…. Вообще, наверное, сущность сумерек как в аромате, так и в природе, и собственно, суть- этого сюжета — это умение чувствовать себя счастливым в одиночестве, ведь неизменным в этой жизни Адалин осталось только ее одиночество, она понимала, что все пройдет, а останется только она сама, наедине сама с собой и своими воспоминаниями, но она умела быть счастливой: По улице моей который год звучат шаги — мои друзья уходят. Друзей моих медлительный уход той темноте за окнами угоден…. …….И вот тогда — из слез, из темноты, из бедного невежества былого друзей моих прекрасные черты появятся и растворятся снова. (Б. Ахмадулина) Но взгляд в небо в «синий час» способен наполнить жизнь надеждой и подарить ощущение стабильности в этом переменчивом мире. Я так и не смогла до конца понять, что именно я слышу в этой композиции: иногда она кажется мне гурманской, иногда похожей на восточное звучание «Слоника» Кензо, иногда я слышу там молотый миндаль, иногда прохладу фиалки и ириса, иногда чувственность туберозы и телесность мускуса…. Он очень неоднозначный, если захотеть его понять и услышать. Но мне понятно, почему именно такой аромат Герлен создал для своей любимой женщины. И даже становится понятным, какой он была….думаю, не ошибусь, если скажу, что была она настоящим другом и надежной спутницей, умной, глубокой и очень близкой, с которой можно просто разделять тишину, понимать друг друга, не говоря ни слова…. Как поет в одной из своих песен В. Визбор: «Сумерки- это почти про меня, Так что, считай, мы знакомы….» А закончить свой рассказ об этих духах, которые «длятся» уже больше века, которые сопровождали многих, видевших наш мир тогда, и живущих в нем сейчас, мне бы хотелось словами из песни: …В сиреневых сумерках Летят снежинки чистые, Обиды и горести Людские хороня.. И давняя любовь моя Останется единственной, Любовь моя далекая Зовет меня, Хранит меня…. Тем более, эти слова как нельзя лучше подойдут к аромату духов, созданных когда-то любящим для любимой…..

Фото из интернета.

Анна ГерманСумерки
Lana Del Rey ‘Life is Beautiful’ — The AGE OF ADALINE (2015 Movie — Blake Lively)


5

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*

CAPTCHA ImageChange Image

Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
*

CAPTCHA ImageChange Image

Войти с помощью: 
Генерация пароля
Яндекс.Метрика